2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина

2.21. Письма Неведомого

Года два вспять я получил письмо от 1-го паренька. Он докладывал, что обучается в 3-ем классе, будет известным путешественником-географом и ожидает не дождется денька, когда отправится в далекие странствия.

Начало письма мне понравилось 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина. Я желал пожелать пареньку фуррора, но прочитал письмо до конца и передумал.

«Я родился и живу близ берегов Пичори», — извещал третьеклассник, и это весть меня глубоко разочаровало. Вот так 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина будущий географ, не знает, как пишется заглавие его родной реки! Взяв карандаш, я поправил «Пичори» на «Печоры» и опять принялся за чтение. Но спотыкнулся на последующей фразе: «Наше селение окружено фруктовыми садами, весной они 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина прекрасно цветут».

У берегов Печоры фруктовые сады! Печора — река северная, впадает в прохладное Печорское море. Она богата рыбой, в ее бассейне добывают каменный уголь и нефть, разведан природный газ. Но фруктовых садов на 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина берегах Печоры нет: климат неподходящий. Я сообразил, что никакой географ не вырастет из школьника, неспособного правдиво обрисовать то, что он лицезреет...

Было надо откровенно сказать об этом незадачливому третьекласснику 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина, но мальчишка не указал собственного адреса и подписался: «Неизвестный».

Запамятовал бы о письме, но временами Неведомый напоминал о для себя новыми весточками. И в каждой из их я находил что-либо географически непонятное либо совсем 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина неправдоподобное.

Из второго письма я вызнал, что недалеко от селения Неведомого большая река катит свои воды как будто по насыпи — метра на два выше местности, по которой она течет. А речек помельче 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина на его родине как будто столько, что до сего времени точно не установлено, где их истоки, а где устья.

В 3-ем письме был рассказ о рощах, даже в солнечный денек не дающих 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина тени. Деревья в «бестеневых» рощах подымаются так стремительно, что за два года опереждают в росте взрослого человека, а за пятнадцать лет вымахивают на высоту десятиэтажного дома! Вобщем, Неведомый предупреждал, что 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина сопоставление с таким домом — ориентировочное, так как больших построек в его селении не строят: почва ненадежна. Местами довольно топнуть ногой, и земля издает тоскливые глухие звуки.

В четвертом письме была жалоба на дождики 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина, льющие... 180 дней в году! «Ты знаешь, Захар, что такое обыденный дождик?— спрашивал Неведомый и отвечал на собственный вопрос кое-где прочитанными словами Владимира Маяковского: — «Дождь — это воздух с прослойкой воды». А 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина такие дождики, как у нас, Маяковский называл «сплошной водой с прослойкой воздуха!»

В 5-ом письме Неведомый докладывал, что его земляки собираются поменять воду в большенном озере, перевоплотить озеро из соленого в пресное и разводить 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина в нем пресноводных рыб! И так в каждом письме.

Я читал о наводнениях, нарочно устраиваемых инженерами, невзирая на то, что эти наводнения затопляют немалые места, о «живых насосах», которые откачивают из земли 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина млрд л. воды, и о разном другом в том же роде. А проверить сообщения Неведомого не мог, как и раньше не зная, где он живет: Печора — большущая река, попробуй 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина отыщи на ее берегах Неведомого.

И вдруг пришла открытка с давно ожидаемым адресом. А в ней — приглашение в гости.

Приехав в селение Неведомого, я разыскал парнишку, — ко деньку нашей встречи он перебежал в 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина 5-ый класс.

— Ты Неведомый? Он сходу сообразил, кто стоит перед ним; и произнес:

— Здравствуй, Загадкин!

— Здравствуй, Неведомый! И для тебя не постыдно: хочешь быть известным географом, а сочиняешь сказки...

— Сказки?.. — обиделся 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина парнишка. — Придумывать сказки я не умею, писал о том, что сам лицезрел...

Я не жалею, что навестил Неведомого. Удостоверился, что есть реки, чье русло лежит выше местности, по которой они текут, гулял в «бестеневых 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина» рощах, попал под дождину из сплошной воды с прослойкой воздуха, слушал тоскливые голоса земли.

Все было так, как докладывал Неведомый, даже «живые насосы» и наводнения, нарочно устраиваемые инженерами. Правильно именовал он 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина и свою родную реку.

Вот и вся история о письмах Неведомого. Я извлек из нее неплохой урок: если впору не спохватишься и не исправишь свою оплошность, она непременно втянет тебя в новые 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина ошибки!

***

Где живет Неведомый? Думалось, нет ничего проще, чем ответить на этот вопрос, если отыскать на карте реку Пичори. Но я столкнулся с внезапным затруднением: на обыденных картах Пичори не было 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина. И мне пришлось обратиться за помощью в географический «адресный стол» — к «Атласу мира» с его 283 большущими картами. В этом восхитительном атласе я и увидел Пичори: она течет по Колхидской низменности в Западной 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина Грузии, южнее, но практически параллельно Риони, и впадает в озеро Палеостоми.

Колхидская низменность — влажнейший район Кавказа. Конкретно там часты обильные дождики и за год выпадает до 2500 мм осадков. Прибрежные дюны мешают стоку атмосферной 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина воды в Темное море, потому тысячелетиями вода застаивалась, заболачивая низменность. Так появились в Колхиде необъятные топи. Они покрыты травкой, но ступить на травку нельзя — трясина засосет неосмотрительного. По соседству с болотами довольно топнуть 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина ногой, и почва издаст глухой звук.

Пичори — малая река, текущая посреди болот и поросшая тростником. Есть в Колхиде и совершенно маленькие речки, о которых не скажешь, где у их исток 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина, а где устье. Тотчас они неподвижно лежат в густой щетине тростника, но после дождиков разливаются и затопляют округу.

Огромные реки, пересекающие Колхиду, появляются в горах и несут в собственных водах много ила. Риони 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина — самая большая из этих рек — раз в год притаскивает с гор 7 миллионов кубических метров грунта! Равномерно оседая на дно, ил поднимает русло рек, увеличивает их берега, и горные потоки спускаются к морю как 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина будто по насыпи — метра на два выше близлежащей местности. В деньки паводка эти потоки часто размывают насыпь и тоже затопляют низменность.

В 1932 году начались работы по осушению Колхиды. Землечерпалки двигались 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина по рекам, насыпая заградительные валы на их берегах: огороженная высочайшими валами река уже не могла переливаться из русла. Сразу строили каналы, собирающие подпочвенные и дождевые воды. Каналов проложили настолько не мало, они размещены один от 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина другого так близко, что на подробных картах Колхиды некие ее районы кажутся оплетенными сетью.

Уничтожают топи и... искусственными наводнениями. Обильную илом речную воду выпускают на травянистое болото. Когда ил осядет, отстоявшуюся воду 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина сбрасывают в каналы, а на болоте остается слой злачной земли.

Неведомый был прав, когда писал о «живых насосах». Деревья, не дающие тени, — эвкалипты. Их листья обращены к солнцу не 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина собственной поверхностью, а ребром, потому солнечные лучи проскальзывают через листву. Вырастают эвкалипты стремительно, к 5 годам вытягиваясь на девять метров, к пятнадцати — на 20 5. Обширно разветвленные корешки деревьев круглые день тянут из земли воду, которую 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина потом испаряет вечнозеленая листва. За год гектар взрослого эвкалиптового леса откачивает из земли 12 миллионов л. воды!

В Колхиде уже осушены 10-ки тыщ гектаров болот. На их месте — поля, плантации чая, лавра, плодоносящие сады. Но 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина работы еще не окончены. Необходимы новые каналы, новые заградительные валы на берегах рек, плотины, дамбы, насосные станции. Решено переустроить и озеро Палеостоми», в которое впадает Пичори. Оно отделено от Темного моря 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина узеньким перешейком, и морская вода просачивается в озеро, заболачивая примыкающие с ним низкие земли. Плотина закроет морю путь к озеру. Палеостоми станет пресноводным, и в нем будут разводить рыбу.

^ 2.22. Диковинный 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина мост

До того как говорить о диковинном мосте, задам как будто бы обычный вопрос: все ли знают, что такое обычный мост?

По собственному опыту убежден, что не все. И поэтому объясню: мостом именуется сооружение, которое 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина соединяет два пт на земной поверхности, разбитые аква препятствием — рекой, каналом, морским заливом. А если препятствие не аква, если мост перекинут над шоссе, жд способами, суходолом — большой опорой с широким плоским днищем? Тогда 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина это будет уже не мост, а виадук (от латинских слов «виа» — путь, «дуко» — веду), либо по-русски — путепровод.

Мне довелось созидать много мостов: древесных, каменных, железобетонных, железных. Попадались и 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина природные мосты: осколки скал либо стволы деревьев, упавшие над горным ручьем так успешно, что соединили оба его берега.

Но самый диковинный мост я повстречал в Грузии.

Я шагал по асфальтовому шоссе, ведущему к 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина городку Боржоми, когда за еще одним поворотом увидел мост, сложенный из камня и бетона. Шоссе уходило под его арку, и я сходу сообразил, что передо мной не мост, а виадук.

Издалече виадук казался прекрасным 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина, но, подойдя поближе, я увидел, что одна сторона его была намного ниже другой. Что такое? Неуж-то строители ошиблись в расчете, а никто не указал им на допущенную ошибку? Увидел и 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина вторую странность: справа и слева от виадука не было ни стальной дороги, ни шоссе. Может быть, их еще не успели проложить?..

Я взобрался на виадук, чтоб пристально оглядеть местность, и у 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина высочайшей стороны путепровода нашел спускающееся прямо к нему горное ущелье. А.за виадуком хаотично валялись большие и маленькие камни, кучи гальки, вырванные с корнем деревья. Нигде и намека на будущую металлическую дорогу либо 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина шоссе!

Прошел по виадуку — увидел третью странность: его проезжая часть была изготовлена вроде широкого наклонного лотка. Ходить, тем\б6-лее ездить по такому лотку — неловко...

Зачем же построили виадук? Для декорации 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина окружностей Боржоми? Чуть ли, они и так красивы. Куда ни взглянешь — живописные ущелья, горные склоны, поросшие лесом... Не повстречалось ли мне древнее сооружение? Чем больше я размышлял, "тем посильнее терялся в гипотезах.

Спустившись на 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина шоссе, я длительно стоял перед странноватым путепроводом.

Из раздумья меня вывел паренек, ехавший повдоль обочины верхом на ослике.

— Чему дивишься? — спросил паренек, притормозив прутком свое животное. — Никогда не лицезрел такового 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина моста? Я тебя понимаю. Кривобокий мост редко встретишь, его даже для кино снимали.

— Отыскали что снимать. Недоразумение, а не мост... Разве им можно воспользоваться?

— Еще как можно! Поглядел бы, когда смелости 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина хватит...

— И посмотрю! Простою до вечера, но полюбуюсь чудаками, которые по этому мосту прогуливаются...

— До вечера? А полгода постоять не хочешь?

—Полгода? Если движение такое редчайшее, для чего было строить мост? Да 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина к нему и дорог нет.

— Дороги не необходимы тем, для кого он построен. Те и без дорог обходятся, — менторски произнес паренек и добавил: — Но ты прав, движение по этому мосту бывает изредка. И 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина чем пореже, тем лучше... Ну, прощай, мне некогда...

Паренек хлестнул прутком собственного ослика и покатил далее.

***

Странноватое сооружение, виденное Захаром на шоссе у городка Боржоми, было не виадуком, а сельдуком. «Дуко 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина», как вы уже понимаете, — «веду». А «сель» — неожиданный паводок на горных реках, вкупе с водой несущий сильно много грязищи и камешков. Сельдуком именуют широкий железобетонный лоток, по которому селевый паводок пропускают над шоссе либо ирригационным 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина каналом.

Сель — суровое явление природы, возникающее в горах после длительных дождиков либо при резвом таянии снегов и ледников. Быстро сбегая по горным склонам, вода увлекает с собой сначала частички земли, потом 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина все более большие камешки. И маловодное, а то и совсем сухое русло горной реки заполняется грохочущим потоком, мчащимся по ущелью со скоростью до 10—15 км в час!

Сели движутся не умеренно, а 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина отдельными валами. Это разъясняется заторами, вызываемыми скоплением камешков на поворотах и в суженных местах русла. Преодолев очередной затор, вал из воды, камешков и грязищи мчится до последующего поворота либо узенького места.

Вырываясь из 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина речных берегов, смывая посевы, разрушая поселки, дороги, сели причиняют суровый вред жителям горных и предгорных районов. В нашей стране такие паводки бывают на склонах Копетдага, в горах Памира, Тянь-Шаня, Кавказа.

Трагический сель 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина обвалился летом 1921 года на город Верный (сейчас Алма-Ата). Поток камешков и грязищи, ринувшийся по ущелью реки Малая Алмаатинка, уничтожил в Верном огромное количество домов. Разрушительный паводок продолжался 5 часов, при этом высота 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина валов достигала 3-х метров, ширина — 200 метров. В городке погибли 10-ки людей, а вес притащенных селем камешков превысил 3 миллиона тонн!

В мае 1946 года наисильнейший сель прошел по реке Гедар в Ереване. Выйдя из 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина берегов реки, грязекаменная лавина напала на городские кварталы. Сель сметал на собственном пути строения либо, врываясь в их с одной стороны, выходил с обратной, унося с собой все, что было снутри построек 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина. Памятью об этом паводке остались затейливо исковерканные железные рельсы и балки мостов. Со всех улиц, по которым промчался сель, были начисто содраны булыжные и асфальтовые мостовые.

В горах Заилийского Алатау еще не 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина так давно лежало озеро Иссык длиной приблизительно два километра, шириной с километр и глубиной до 50 метров. Это озеро появилось 8 тыщ годов назад после обвала скал, перегородившего естественной плотиной ущелье реки Иссык. В 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина июле 1963 года могучий селевый поток ворвался в ущелье, потом в озеро, и три водно-грязевых вала, один посильнее другого, обрушившись на древнейшую естественную плотину, пробили в ней шестидесятиметровую брешь! Вода устремилась 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина вниз, и спустя несколько часов озеро Иссык не стало существовать.

Можно ли биться с селями? Да!

На горных склонах высаживают леса, высевают травки — скрепляя почву, растительность защищает ее от резвого размыва. Для защиты 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина селений и посевов сооружают заградительные дамбы-плотины, прокладывают селям искусственные русла, готовят селеуловители — котлованы, куда направляют суровые паводки. Строят для грязекаменного потока и особые «мосты» — сельдуки.

На юге Казахстана для борьбы 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина с селями используют... дым. В разгар лета, когда ледники начинают усиленно таять, над ними делают дымовую заавесь. Под ее тенью температура воздуха понижается на несколько градусов, таяние льда идет медленней, и сель уже 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина не появляется.

В различных горных районах грязекаменные паводки именуют по-разному: силь, сэйль, сэль и т. д. В базе всех этих заглавий — арабское слово «сель», значащее бурный горный поток 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина, выходящий из берегов.

^ 2.23. Два учителя, карапуз и я

Эта противная история произошла на вокзале в Тбилиси. Я ждал начала посадки на поезд и от нечего делать следил за другими пассажирами. На скамье справа от меня спорили 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина двое парней. Один обосновывал, что наилучшими сливами славится его родина — Армения. 2-ой гласил, что наилучшими сливами известна его родина — Азербайджан. Спор о сливах меня не заинтересовывал, и я стал слушать соседей слева 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина — даму с мальчиком лет четырех-пяти.

Карапуз без умолку задавал мамы всяческие вопросы. Он желал знать, почему стрелка часов ползет вниз, а позже ввысь и кто ее передвигает. Он спрашивал 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина, почему поезд придет, а не прикатится: ведь у вагонов не ноги, а колеса. Он допытывался, почему у него две руки, а не три, чтоб можно было грызть яблоко и в то же время лупить 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина в барабан? Такового неутомимого почемучки я еще никогда не встречал!

Малыш мне приглянулся. Я даже пробовал угадать, каким новым вопросом он изумит свою маму.

Но мальчишка оставил мама в покое, подбежал 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина к моим соседям справа и спросил того, кто хвалил армянские сливы:

— Дядя, ты куда едешь?

— В Армению, — ответил армянин.

— А где твоя Армения?

—Моя Армения в Азербайджане...

От этого ответа я 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина вздрогнул. Естественно, мальчишка в таком возрасте, что ему не непременно знать, где находится Армения. Но для чего забивать голову малыша географической ересью?..

Я было собрался разъяснить привлекательному мальчику, что чужой дядя шутит, но карапуз 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина уже подошел ко второму другу справа:

— А ты, дядя, куда едешь?

— В Азербайджан, — ответил азербайджанец.

— А где твой Азербайджан?

— Мой Азербайджан в Армении...

Здесь я уж возмутился: взрослые люди глумятся 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина над несмышленышем! Таковой любознательный карапуз, а ему отвечают невесть что!

Отдал малышу шоколадку, чтоб отвлечь его от горе-шутников, и говорю им:

— Как не постыдно, граждане! Мальчишка пытливый, а вы над ним смеетесь 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина...

— Почему — смеемся? — в один глас опешили армянин и азербайджанец. — Мальчишка спрашивает, мальчугану ответить нужно...

Я еще больше возмутился:

— Если вы, граждане, слабы в географии, лучше молчали бы!

— Почему — слабы, дорогой? Мой сосед 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина — учитель, я — учитель. Правда, мы историки, но с географией знакомы. Если кто с ней не знаком, так это вы, юноша.

Я. не стерпел оскорбления и невольно повысил глас. В ответ и они громче 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина заговорили. Слово за слово, завязалась гулкая перепалка, и нашу скамью обступили любознательные: задумываются, до драки дойдет, разнимать придется.

В эти минутки к нам подошел дружинник с повязкой на рукаве:

— О 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина чем спорите, граждане, что не поделили?..

Оба учителя наперерыв сетуют, как будто я к ним из-за пустяка привязался. Хорошенький пустяк! Но как я ни обосновывал свою правоту, а двоим больше веры, чем одному 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина. Дружинник обходительно взял меня под руку и пригласил пройти с ним в штаб дружины.

Вот так история! Столько молодых географов знает Захара Загадкина, а меня в штаб дружины ведут! На неудачу, и 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина основных очевидцев нет: дама с карапузом, из-за которого сыр-бор зажегся, скрылась подальше от нашей суматохи.

Начали посадку в вагоны, и дружинник отпустил меня, сказав на прощание:

— Нельзя 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина из-за географии в стычку ввязываться... По-вашему, это и есть противная история, что меня чуток было не задержал дружинник? Нет, оба учителя правы оказались! Армения в Азербайджане, а Азербайджан в Армении! Даже не 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина подозревал, что вероятна такая географическая странность!

***

Сейчас, когда это примечание написано, мне удивительно, что таковой знаток географии, как Захар, мог ошибиться в споре с учителями-историками. Но, в первый раз услышав о 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина происшествии на Тбилисском вокзале, был озадачен и я.

Пришлось взять атлас, раскрыть карты Закавказья. У южных границ Армении я увидел Нахичеванскую автономную республику. Вспомнив, что в ней живут азербайджанцы, я пошевелил 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина мозгами: не туда ли ехал учитель, сказавший, что его Азербайджан в Армении? Но тогда был бы прав Захар, а не тот учитель: Нахичеванская республика находится не в Армении.

А 2-ой учитель? На 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина западе Азербайджана лежит Нагорно-Карабахская автономная область, населенная армянами. Не в эту ли область направлялся учитель-армянин? Нет, тогда был бы неправ и он: Нагорный Карабах — это Нагорный Карабах, а не 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина Армения!

Куда же ехали учителя, где находить их родные места?

В моем атласе карта Армении окрашена в розовый цвет, карта Азербайджана — в зеленоватый. Я принялся пристально рассматривать обе карты, и мое усердие 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина было вознаграждено. На севере Армении я увидел два маленьких кружка, а на юге — один маленькой кружок, окрашенные в зеленоватый цвет и обведенные жирной пунктирной линией, которой обозначают границы меж республиками. Таковой кружок 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина, но розового цвета, я отыскал на западе Азербайджана. Все четыре кружка походили на островки — так резко выделялись они по собственной расцветке. Что за странность? Не в ней ли ключ к разгадке загадочного происшествия на 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина вокзале в Тбилиси?

Предчувствие меня не околпачило. Обратился к книжкам и вызнал, что «островки» снутри Армении населены азербайджанцами и принадлежат Азербайджану, а в «островке» снутри Азербайджана живут армяне, и он принадлежит Армении 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина! По праздничкам там вывешивают флаги не той республики, в какой находятся «островки», а примыкающей!

Мне стало ясно, куда направлялись учителя. Армянин ехал в Башкенд — крошечную частичку Армении в Азербайджане, азербайджанец держал путь в 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина Юх-Эксибара, в Баркударлы либо в Кярки — крошечные частички Азербайджана в Армении.

Необычные островки есть и в Средней Азии. Не желаю лишить вас наслаждения без помощи других отыскать эти островки и ограничусь 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина советом находить их в горах, обступающих Ферганскую равнину. Там, во владениях Киргизии, размещены четыре «островка»: три принадлежат Узбекистану, один — Таджикистану; частичка Таджикистана есть и в Узбекистане. Как и в 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина Закавказье, все 5 «островков» обведены на карте жирной пунктирной линией, обозначающей границы меж республиками.

Кое-кто пошевелит мозгами, что разобраться в происшествии на Тбилисском вокзале было нелегко. Но Захар-то ведь знаток в географии. И 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина я огорчен, что он оказался неправ в споре с учителями-историками.

^ 2.24. Рудник напротив

Я гостил в столице, которая выросла на месте российской крепости, основанной в 1882 году. От тех ребят услышал, что недалеко находится 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина необыкновенный горняцкий город, а при нем еще больше необыкновенный рудник.

Рудник — подземное сооружение, где добывают полезные ископаемые. Потому каждому понятно, что, направляясь в забои и штреки, горняки спускаются в недра и работают 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина часто на сотки метров ниже собственных жилищ. В этом же городке, судя по рассказам ребят, горняки берут руду намного выше собственных жилищ и в недра не спускаются, а, напротив, подымаются!

Сначала я 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина поразмыслил: Захар, тебя накалывают, будь начеку! Но случаем повстречал инженера-диспетчера с того рудника, и он подтвердил то, что ведали ребята.

— В нашем руднике есть телефоны, — добавил инженер, — и, бывает, позвонив, в штрек 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина, я спрашиваю: как дела у вас наверху?..

Такую диковинку — да не оглядеть?.. И я длительно упрашивал инженера показать мне рудник, пока он не согласился и не разрешил приехать к нему 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина через некоторое количество дней.

Так я и сделал. Купил билет на автобус, и скоро машина понеслась по одному шоссе, потом свернула на 2-ое, шедшее повдоль речной равнины.

Стоял конец марта, в равнине уже 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина командовала весна: раскрыла почки на деревьях, распускала цветочки в садах. Но шоссе, петляя, все круче взбиралось в горы, и торжество весны стремительно кончилось. Стало приметно холодней, деревья еще спали зимним сном, лежал 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина снег. С одной стороны в глубочайшей теснине кипела река, с другой — нависали каменные глыбы с уходящими к небу верхушками.

«Если рудник высоко в горах, а город выстроили ниже рудника, — соображал 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина я, — то логично, что горняки работают выше собственных жилищ. Но как им удается не спускаться, а подниматься в недра?»

Неудачно пытаясь решить эту загадку, к ночи я приехал в город и рано с утра 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина отправился к руднику. Дорогу туда я разведал намедни и, чуть предрассветная голубизна прояснила темень на улицах, поторопился к маленькому белоснежному домику. Там уже собирались горняки.

Подали вагон, схожий на трамвай 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина, но без колес; не было перед ним и рельсов. Вобщем, меня это не смутило: раз рудник необыкновенный, то и трамвай может быть со странностями. Когда пассажиры заняли все 40 кресел, вагон тронулся. За 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина 6 минут он продвинулся всего на два километра, хотя шел без остановок, напрямик через пропасть и с ходу разрезая облака. Я желал опустить толстое смотровое стекло, ухватить задремавшее скопление, но/другие пассажиры запротестовали — испугались холода.

Вот 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина и конечная станция. Изнемогая от нетерпения, выскочил из вагона: еще малость, и откроется секрет подъема в недра. И этот секрет начал раскрываться, как я вошел в здание рудоуправления.

Разыскал знакомого инженера 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина, и по его просьбе мне выдали горняцкий комбинезон, шлем с лампочкой над козырьком, резиновые сапоги, поручили меня провожатому — юному технику.

Пройдя прямо за техником на верхний этаж строения, я увидел электропоезд 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина с низенькими вагончиками. Мы сели на свободную скамью. Раздался гудок, дневной свет здесь же погас — поезд въехал в туннель и, набирая скорость, помчался под его сводами.

Вылезли у головного рудничного ствола, вошли в 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина заполненный горняками металлической лифт. Я нисколечко не колебался: он опустит нас в толщу недр. Но лифт устремился не вниз, а ввысь! От неожиданности я звучно свистнул.

— Что с тобой, юноша? — спросил 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина стоявший рядом горняк.

— Ввысь? — показал я на уходившие вниз стены ствола.

— А куда же? Понизу нам делать нечего...

А наверху, на высоте сотен метров, над местом, где мы вошли в лифт, началось путешествие 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина по длинноватым коридорам-этажам, отходившим в стороны от головного ствола. Будь я один, наверное заплутался бы посреди штреков и штолен. Но техник наперечет помнил все ходы, переходы и выходы.

В руднике было светло 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина от электронных ламп и шумно. Проносились груженные рудой вагонетки, вгрызались в породу машины, нередко слышались взрывы.

В конце 1-го штрека я увидел... дневной свет!

— Не удивляйся, — объяснил мой спутник, — наш рудник 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина разрабатывается не сверху вниз, а снизу ввысь! Мы под его крышей...

Не без опасения я заглянул за край штрека. Под тучами можно было различить горняцкий город.

— На какой мы высоте? — поинтересовался 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина я.

— До уровня моря — километра три, до городка — два...

***

Познакомившись с историей столиц автономных республик нашей страны, я вызнал, какая из их выросла на месте российской крепости, основанной в 1882 году, и 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина узнал, что Захар был в столице Кабардино-Балкарии. Последующие поиски заоблачного рудника оказались уже легкими.

Горняцкий город с необыкновенным рудником — Тырныауз; он находится в верхнем течении реки Баксан, в 90 километрах от Нальчика. Город 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина лежит на высоте 1300 метров над уровнем моря, рудник и по правде сооружен за тучами — снутри горы высотою 3200 метров.

Ранее рудник связывала с городом горная дорога; два часа над обрывами и кручами подымалиь по 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина ней автомашины с горняками. Сейчас город и рудник соединены «воздушным шоссе» — навесной, канатной дорогой.

Вагон без колес — кабина этой дороги, вмещающая 40 пассажиров. Сидя в комфортных креслах, горняки за 6 минут проносятся над ущельями. Конечная 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина станция навесной дороги устроена на высоте 2000 метров, у входа в рудник. Оттуда по горизонтальному туннелю электропоезд доставляет горняков к рудничному стволу, по которому лифт поднимает их наверх — к штольням и штрекам.

Добывают 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина в Тырныаузе вольфрамомолибденовую руду.

^ 2.25. Гора языков

Если встретимся, обязательно покажу вам 10 открыток с-видами городов и селений одной автономной республики. Открытки любознательные, еще любопытней надписи на открытках.

Приехал я в столицу этой 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина республики, явился в гостиницу, а мне молвят:

— Отдельных комнат нет, не желаете ли в общежитие? Там живут 10 человек, но люди размеренные — учителя. Из самых далеких горных селений на совещание съехались 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина...

— Какие учителя? Случаем, не географы?

— Есть географы, но больше педагогов родного языка...

Что ж, и это хорошо. Отнес в общежитие сундучок, поставил под кровать и отправился знакомиться с городом.

Не спеша оглядел 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина главные улицы, заглянул в музей, а перед заходом солнца пошел к морю. Длительно купался, демонстрируя ребятишкам, как плавают истинные мореплаватели, позже следил за кораблями в море. Тем временем стемнело. В горах над городом зажглись 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина огоньки, береговой маяк начал водить прожектором по небу.

Возвращаюсь в гостиницу — все учителя в сборе.

Сначала они опешили, лицезрев незнакомца в тельняшке. Но я по-флотски доложил о для себя, произнес 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина, кто таковой и куда пищу. Сели пить чай, и здесь я поделился с ними кое-какими географическими приключениями. Учителя не остались в долгу, поведали много увлекательного о собственных родных местах.

В благодарность 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина за беседу достал из сундучка открытки-с морскими видами и подарил каждому по открытке. А на обороте схожую надпись сделал, правда, длинноватую, зато духовную — пусть помнят о встрече с Захаром Загадкиным и 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина собственных учеников с морскими видами знакомят. Спору нет, их республика приморская, но многие школьники вдалеке от побережья живут, моря никогда не лицезрели.

— Примите и вы подарок, — произнес мне один учитель, протягивая открытку с видом 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина горного селения.

Он тоже что-то написал на обороте, но что конкретно, разобрать не могу. Буковкы российские, а слова нерусские, некие с непривычки не выговоришь: после букв «а», «о» либо «у» внезапно 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина буковка «ь» стоит. Попробуй произнеси такое слово!

— Что вы написали? — спрашиваю учителя.

— Ваши же слова, лишь на моем родном языке. Здесь и другие учителя стали одаривать меня открытками с видами 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина их республики. Вручая подарок, каждый произносил:

— На обороте ваши слова повторены, товарищ Загадкин. Смотрю на 10 открыток — ничего не понимаю! Мои слова повторены? Почему же что ни надпись, то другая? Некие похожи, но все таки 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина разнятся! Поднял руки ввысь, прошу объяснить, в чем дело.

— Дело обычное, — отвечают учителя. — Любой из нас перевел надпись на собственный родной язык.

— Неуж-то в вашей маленькой республике живут 10 различных народов 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина?

— 10? Зайдите в соседнюю комнату, там тоже тормознули учителя. Они ваши слова еще на 10 языков переведут, при этом каждый учитель на собственный родной язык.

— На скольких же языках молвят в вашей 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина республике?

— Тоже еще не выяснено. Одни говорят — на 20 5, другие — на 30, третьи утверждают, что и 30 два языка наберется!

— Что все-таки никто не подсчитает?

— Издавна подсчитывают, да это нелегкая работа. Судите сами, у 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина нас есть такие мелкие народы, что на сто процентов в одном селении умещаются. Бывает и так, что в одном селении живут две народности, и любая на собственном языке гласит! Встречаются языки, о 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина которых, не считая профессионалов, никто и не слыхал. Наша страна — клад для ученых-языковедов. Древнейшие путники непопросту называли ее «горой языков»…

Сказал историю 10 открыток и спохватился, что запамятовал именовать столичный город, где 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина дискутировал с учителями. А нужно ли его именовать? Наверняка, все знают, а кто не знает, тот спросит товарища.

***

История 10 открыток очень необычна, но удивляться нечему: «Я рожден для географических приключений», — как-то произнес Захар 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина, и это безусловно так. А 10 открыток я держал в руках и могу сказать, что они подарены моему другу в Махачкале — столице Дагестана.

«Даг» — гора, «стан» — страна. Дагестан — это страна больших хребтов 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина с шапкой нескончаемого снега на верхушках, глубочайших межгорных долин и ущелий.

Средневековые арабские географы называли «Страну гор» и «Горой языков». Называли тоже не без основания: ее население гласит более чем на 30 языках и наречиях 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина, хотя не превосходит миллиона человек.

Ученые еще не отыскали разъяснения таинственному многоязычию этой маленькой страны. Не способен дать такое разъяснение и я. Ограничусь тем, что расскажу дагестанскую легенду о наезднике, который некогда 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина как будто разъезжал по белу свету и раздавал языки его народам. Длительное путешествие заморило наездника и, попав в Дагестан, он освободил собственный мешок с языками. Ветер разнес их по равнинам, и 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина жителям каждой равнины достался особенный язык. Легенда смешная, но совсем не научная.

Наибольшая народность Дагестана — аварцы. Потом идут лезгины, даргинцы, кумыки, лакцы, ногайцы, табасараны, агулы, рутульцы, цахуры... Есть совершенно мелкие народности 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина — годоберинцы, гунзебцы, гинухцы... У неких народностей даже нет четкого наименования.

Как говорит при встречах разноплеменное население «Страны гор»? Многие знают два-три языка, но общим языком служит российский. С его помощью 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина даргинец осознает лакца, аварец — лезгина, кумык — табасарана и т.д..

Если бы Захар побывал в Стране гор полста лет вспять, он не собрал бы коллекции открыток с надписями на различных языках. В то время большая 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина часть народностей Дагестана не имело письменности — она сотворена только после Октябрьской революции. Ранее из 100 горцев только один знал грамоту, сейчас на многих языках Дагестана печатаются книжки и газеты, малыши учатся в 2.21. Письма Неизвестного - Воспоминания юнги Захара Загадкина школах на родном языке.



22-soderzhanie-uchebnoj-disciplini-rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-ds-r-organizaciya-deyatelnosti-kommercheskogo.html
22-sootvetstvie-normativnoj-i-organizacionno-rasporyaditelnoj-dokumentacii-universiteta-dejstvuyushemu-zakonodatelstvu-i-ustavu-universiteta.html
22-sostav-obuchayushihsya-uchebnij-plan-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-rezhim-obucheniya.html