2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина

2.26. Самое, самое...

Кое-кто убежден, что Захар Загадкин всегда попадает впросак. Это ошибочно, и, чтоб рассеять досадное для меня, а главное, глубоко неверное мировоззрение, расскажу о фотографе, с которым повстречался в городке Махачкале.

Вы 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина ничего не слышали о дагестанском селении Куруш? И я вызнал о его существовании совсем случаем. Многие величавые путники обожали в нашем возрасте на уровне мыслей странствовать по карте. Я тоже этим увлекаюсь. Зажмурю 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина глаза, наобум ткну карандашом в карту, позже исследую, как удобнее к тому месту добраться. Так я наткнулся и на Куруш. Увидел, что селение Горное, но дорог к нему не нашел: на 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина карте их не было.

Как туда ездят? Не обнаружив ответа на этот вопрос, решил совладать на городской автобусной станции. Но разве скажешь работникам станции, что пришел ради обычного географического любопытства? И я спросил 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина кассиршу, можно ли приобрести билет в селение Куруш.

— Наши махачкалинские автобусы туда не прогуливаются, — ответила кассирша. — Поезжайте поездом до Дербента, там пересядете на местный автобус и огромную часть дороги проедете...

— А 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина наименьшую?

— Наименьшую верхом. В Куруш только горная тропа ведет. Тропа крутая, страшная, но другой нет — селение высоко в горах. А кто у вас в Куруше — знакомые?

— Нет, просто желаю поглядеть, как люди живут 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина.

— Что ж, счастливого пути, поглядите, как люди живут. Не пожалеете, — добавила кассирша и почему-либо хитро улыбнулась.

Таинственная ухмылка мне не приглянулась — энтузиазм к Курушу остыл. Скакать на одичавшем жеребце 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина по краю бездонных пропастей? Нет, до таких путешествий я не охотник. На корабле ничего не боюсь: корабль — создание людского мозга. А лошадка..., Кто знает, как она поведет себя в ответственную минутку: вдруг оступится 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина на крутой тропе и я совместно с ней сорвусь в пропасть?

Возвратившись в гостиницу, где я тормознул, застал в собственной комнате с 2-мя кроватями какого-то щуплого мужчину, который раскладывал 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина по столу фотоснимки.

На подоконнике лежали два фотоаппарата. Догадавшись, что передо мной человек, с которым мы будем жить в комнате, я познакомился с ним и попросил показать фотоснимки.

— Пожалуйста, — ответил фотограф; — Такие снимки изредка увидите 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина: я — спец по самому, самому... Не совершенно понятно? На данный момент поймете. Например, вот — Оймякон; этот снимок именуется «Как живут люди в самом прохладном месте нашей страны». А вот — Термез; надпись 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина под фото: «Как живут люди в самом горячем месте нашей страны». Вот самое восточное место — полуостров Ратманова, самое южное — аул Чильдухтер, самое северное — полуостров Рудольфа. Могу показать самое западное, самое низкое 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина, самое дождливое, самое сухое... А это мой последний снимок — самое высокогорное селение Дагестана ну и всей Европы, если согласиться с теми учеными, которые считают, что южная географическая граница меж Европой и Азией проходит по 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина Главному Кавказскому хребту.

— Что все-таки это за селение?

— Куруш.

— Как, вы были в Куруше?

— Только-только оттуда. Ну и путешествие! По местным горным дорогам в машине едешь, и то 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина дух захватывает — петляешь над пропастями, один поворот опаснее другого; А в Куруш и таковой дороги нет — вьючная тропа до того узка, что двоим не разминуться. Под ногами — облака, над головой — каменные кручи 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина, а твой жеребец жмется к горе кое-где меж, небом и землей! Много ужасу натерпелся, но очень хотелось восполнить свою коллекцию снимков.

Позавидовал этому человеку — на вид щуплый, а какая могучая сила 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина воли!

— На неширокую тропу я не в обиде, — продолжал фотограф. — Обидно, что попал впросак с этой поездкой: людей не снял. Не оказалось населения в Куруше!

— Не может быть! В каждом селении есть население 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина...

— А в Куруше нет!

— Неуж-то землетрясение было? И все погибли?

— Понятия не имею. Не у кого было спросить: на улочках ни души. Сакли полуразрушены, меж ними облака висят. В селении — сакля 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина над саклей лепится, а обитателей нет. Снимок хороший, да что проку? Его не назовешь «Как живут люди в самом высокогорном селении»!

Здесь я сообразил, почему кассирша хитро улыбнулась. Ведь я произнес, что 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина желаю поглядеть, как в Куруше люди живут. Она задумывалась, что я туда поеду и попаду впросак! А я не поехал, впросак попался фотограф!

Сами осознаете, я не мог успокоиться, пока не разгадал тайну 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина Куруша. Что все-таки выяснилось? Самое высокогорное селение находится в одном месте, а его обитатели — в другом! И не так близко от селения — в четырехстах километрах!

***

Кто не устрашится путешествия на 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина лошадки по краю пропасти, пусть отправится в Куруш. На высоте 2465 метров над уровнем океана смельчак увидит сакли курушцев, прилепившиеся к одному из склонов большой пирамидальной верхушки Шалбуз-Даг. Но эти сакли пусты 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина — население ушло из самого высокогорного аула Дагестана.

Люди жили в Куруше не одно столетие. Мелкие поля, усилиями многих поколений отвоеванные у нагих скал, не могли прокормить горцев: небогатого урожая чуть хватало 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина на два — три месяца в году. Курушцы уходили скитаться с отарами овец на дальние пастбища, находили заработка в рыбацких артелях на берегу Каспийского моря.

Ворачиваясь в родной аул, чабаны и рыбаки гласили об широких 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина полях и садах в предгорьях и на равнине, о злачной земле, которая богатым урожаем отвечает на труд человека. И больше курушцев начинало мыслить о том, чтоб переселиться на такую землю, навечно 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина покинуть бесплодную заоблачную высоту...

Русское правительство пошло навстречу горцам: отвело в степи пахотные угодья, ссудило средства на переезд. И аул тронулся в путь.

На равнине, к северу от городка Хасавъюрт 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина, переселенцы основали новый Куруш. Он не похож на старенькый. Повдоль широких улиц стоят не сакли, а комфортные дома с остекленными верандами, зеленеют тополя и акации. У курушцев появились свои пшеничные и кукурузные поля, сады 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина и виноградники.

У меня есть две карты Дагестана. Более древняя написана в 1950 году, та, что поновей, — в 1960 году. На старенькой карте — один Куруш, на новейшей — два: высокогорный, но оставленный популяцией, и 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина степной, где сейчас основались курушцы; 2-ой Куруш находится в 400 километрах к северу от первого.

В Дагестане 10-ки новых селений, в каких живут люди, спустившиеся с больших гор. И не только лишь 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина в Дагестане. С неловких для жизни заоблачных высот переселились в злачные предгорья многие горцы Северной Осетии, Азербайджана, Армении, Таджикистана, Узбекистана.

Такая «тайна» Куруша.

Тому, кто случаем не знает, где находится самое низкое, самое дождливое и 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина самое сухое место в нашей стране, открою и этот нехитрый секрет.

Самое низкое — впадина высохшего озера Карагие у восточных берегов Каспийского моря.

Самое дождливое — Черноморское побережье Кавказа в районе Батуми 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина. За год там выпадает столько осадков, что если бы вода не стекала и не испарялась; то к концу года залила бы по крышу все 1-этажные дома.

Самое сухое — в восточном Памире, где 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина в течение года выпадает всего 61 мм осадков.

Будь я фотографом, который ездил в Куруш, обязательно включил бы в собрание редкостных снимков фотографию Захара — самого таинственного путника. А на месте Захара я бы не 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина говорил, почему не попал впросак. Ведь он просто струсил: ужаснулся, что лошадка оступится на крутой тропе и совместно с седоком сорвется в пропасть.

^ 2.27. Махачкалинский «водяной»

В горячий солнечный денек я лежал 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина на городском пляже в Махачкале и следил за морем. Каспий усердно гнал ко мне прибойные волны. Ударяясь о камешки близ берега, любая волна разбивалась на тыщи брызг. Солнечные лучи преломлялись в брызгах, и 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина над камнями вспыхивала бледноватая радуга. Потом волна перекатывалась, через камешки, радуга угасала в кипящей белоснежной пене, но другая волна вновь озаряла их прозрачным светом. Это было умопомрачительно прекрасно.

— Любуешься? — раздался мальчишеский глас 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина. Я обернулся и увидел паренька моих лет.

— Естественно, любуюсь...

— И верно делаешь! Хотя, поправде, в игре волн нет ничего такого особенного — прибой всюду схож. Если хочешь повидать особое, не поленись 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина и проводи меня домой. Покажу, чем Махачкала славится.

Я согласился, и мы зашагали по улицам городка. Перевалило уже за полдень. Солнце пекло вовсю, вприбавок задул именитый махачкалинский ветер. Город неплохой, но ветер в нем 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина противный — сухой и пыльный: насыпал столько маленького мусора за шиворот, что снова захотелось купаться. Паренек как будто угадал мои мысли и, когда мы проходили мимо павильона-душа, предложил:

— Зайдем?

Зашли. Разделись 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина и прыгаем в струях жаркой воды.

— Ты и есть Загадкин? — произнес паренек. — Я о для тебя слышал... А отгадывать тоже умеешь? Осилишь мою загадку?

— Попробую.

— Нравится для тебя этот душ?

— Душ 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина как душ, самый обычный...

— Ну, если обычный, идем далее. Вышли из душевого павильона,- пересекли площадь. У низкого строения тормознули приобрести мороженое.

— Это наша баня, — указывает паренек на матовые стекла в окнах. — Жалко, в 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина душе были, не успел вторично запылиться... А то зайдем? И тут вода жгучая.

— Отыскал чем хвастать — жаркой водой! Не вижу в ней ничего такого особенного.

— Если не видишь, пойдем еще далее. Ты не унывай 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина, сейчас близко: за углом моя квартира.

А на углу — женщина с ведром у водоразборной колонки. Над ведром пар клубится.

— Это у вас ловко выдумано, — говорю пареньку. — Из уличной колонки кипяточек 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина течет!

— Не совершенно кипяточек, но выдумано хорошо...

Добрались до дома паренька. В сенях — корыто с бельем, рядом — дама в платочке. Отвернула она водопроводный кран, оттуда жгучая вода полилась, из корыта пар 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина повалил.

— Хороша вода, тетя Клаша?

— Хороша.

— То-то, — обращается ко мне паренек. — Наша жгучая вода даже в дома проведена...

— Что ты о воде да о воде? Где же обещанная загадка?

— Я ее 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина издавна загадываю, а для тебя и невдомек...

— Это о жаркой воде? Да что ж в ней особого?

— Особое и есть загадка... Ты некий бестолковый, Захар! Под душем прыгал? Мимо бани проходил? Уличную колонку лицезрел 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина? На тетю Клашу смотришь? Но ведь воду-то никто не подогревал! Добросовестное слово, не вру! Ну-ка, открой этот секрет! А не откроешь, скажи: «Твоя загадка мне не по гипотезе!» Тогда я 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина сам все объясню. Для тебя здорово подфартило, Захар, что ты со мной повстречался. Знаешь, кто я? Я — махачкалинский «водяной»; прозван. У так в школе за мой энтузиазм к нашей особой жаркой воде... Кончу 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина обучаться, обязательно пойду работать по водяной части. У нашего кипяточка — огромное будущее.

***

Захару подфартило: встретившись с махачкалинским «водяным», он вызнал секрет жаркой воды, никем и ни в каких котлах не нагреваемой. Подфартило 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина и мне — я нашел этот секрет в книжках и сейчас могу поделиться им со всеми желающими: необычный кипяточек — дар природы.

Под земной корой происходят еще не ясные для науки 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина физико-химические явления. На глубине 100—200 км они нагревают недра нашей планетки до тысячеградусных температур. Исследования уверили ученых, что температура растет в среднем на три градуса через каждые 100 метров. В глубочайших шахтах так горячо 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина, что в их устанавливают холодильные машины — по другому горняки не смогли бы работать.

Высока температура и глубинных подземных вод. Там, где они выбиваются на поверхность в виде гейзеров либо жарких источников, их можно использовать 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина для разных хозяйственных нужд.

Естественных выходов подземного кипяточка мало. Но способен человека добыть этот кипяточек, пробуривая скважины к местам его скопления. Около Махачкалы из старенькых нефтяных скважин лупит жгучая вода. На 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина этой воде работают бани, души, прачечные, цехи неких промышленных компаний, ею отапливают дома в одном из поселков. Есть в Махачкале и уличные колонки с водой, нагретой в недрах.

Подземный кипяточек разведан в 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина почти всех районах нашей страны.

Большие припасы жаркой воды и пара найдены под толщей нескончаемой мерзлоты на Чукотке, в Магаданской области, в Западной Сибири, на севере Урала. Например, в Западной Сибири 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина подземное «горячее море» раскинулось на миллион квадратных км! Известны такие «моря» на Северном Кавказе, в Закавказье, в Средней Азии. Близится время, когда люди станут обширно использовать подземное тепло. Махачкалинский «водяной» верно 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина произнес Захару, что у природной жаркой воды огромное будущее.

А ветер в Махачкале вправду противный. И даже не поэтому, что несет пыль. Летом он сушит воздух, зимой увеличивает стужу. И то, и 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина другое идиентично неприятно.

^ 2.28. Спорный архипелаг

Я приехал в большой портовый город. Город существует издавна, путники посещают его с давней поры, отлично исследовано и море, на берегу которого он лежит. И все таки недалеко от этого старого 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина городка мне удалось открыть в прибрежных водах архипелаг огромных и малых островов.

В первый раз заметив архипелаг, я чутьем географа заподозрил неладное. Достал походный атлас и ахнул: там был 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина указан всего один островок; на месте других было незапятнанное море нежнейшей голубизны! От неожиданности у меня перехватило дыхание: архипелаг, которого нету на карте!

Вы спросите, почему по праву первооткрывателя я не именовал 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина отысканные мною острова архипелагом Захара Загадкина? Сознаюсь, не из неверной скромности. Напротив, я грезил, что находка навечно прославит меня в учебниках географии. Но в научных вопросах нужна осторожность; я задумался над своим открытием 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина, и оно показалось мне... спорным.

Естественно, если бы я нашел архипелаг во времена парусных плаваний по неизвестным морям, например в XV либо XVI веках, когда величавые географические открытия делались одно за другим, на 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина всех картах земного шара стояло бы имя Захара Загадкина. Но я увидел новый архипелаг в наши деньки, да еще с моторной лодки, которую взял напрокат в городском порту.

Что смутило 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина меня в своем открытии? Никто не станет опровергать, что встреченные мной острова — суша. Непременно и то, что это — архипелаг, другими словами группа островов-соседей. Расскажу о нем подробней, и вы поймете, почему я задумался 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина.

Я пришвартовал моторную лодку к островку покрупней и кропотливо его оглядел. На нем были двуэтажные жилые дома, промышленные постройки, склады. Меж зданиями росли, цветочки и кое-какие деревья, на коротких улицах и 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина узких площадях чирикали воробьи, похаживали голуби. Удивительно, что на островке не оказалось деток, — я не увидел ни 1-го мальчишки либо девчонки. Не было там и стариков-пенсионеров.

Потолковав с островитянами, я вызнал, что 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина архипелаг продолжает расти. С каждым годом он растягивается далее в море — над водой встают новые острова, а некие старенькые острова растут в размере. Мне произнесли, что в архипелаге есть острова 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина-непоседы: достаточно Длительное время они держатся там, где появились, позже передвигаются на другое место.

Один островитянин согласился присмотреть за моей моторной лодкой, и я пошел по узенькой дороге, проложенной меж островами. Но всю дорогу 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина пройти пешком не мог — она тянулась на 10-ки км, исчезая в морской дали. К счастью, попадались попутные машины, и шоферы охотно подвозили меня.

Дорога вилась от острова к острову 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина, делая зигзаги и повороты. Она шла на высоте нескольких метров над уровнем моря, и в бурю прогулка по такому шоссе была бы не в особенности приятной. Шоферы ведали, что в непогодицу разгневанные штормовые волны 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина время от времени перехлестывают через дорогу, грозя смыть в море неосмотрительных пешеходов.

В конце пути я лицезрел, как с барж выгружали песок, гравий, щебенку, камень, — там готовились строить высотные дома 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина с площадками для вертолетов на плоских крышах.

Я пробыл на островах до вечера и узнал, что открыл самый юный из всех архипелагов Земли. Не прошло и пятнадцати лет с того времени, как 1-ые его 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина острова стали появляться над пеной морских вод. И не только лишь самый юный, но самый необычный. Его острова и островки не были рождены ни извержениями подводных вулканов, ни поднятием морского дна 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина. Никогда не были они и частью континента. По собственному происхождению они отдаленно напоминали коралловые острова, но архипелаг находился в море, очень прохладном для жизни коралловых полипов. Не был он и скоплением 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина ледяных гор — для айсбергов в этом море очень тепло, ну и материковые льды нигде не сползают к его берегам.

Что все-таки спорного в моем открытии? Исходя из убеждений физической географии, у всех островов, кроме 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина 1-го, оказался серьезнейший недочет: они размещались не посреди морских вод, а над ними! Как ни маловероятно, — над ними! Под островами проплывали рыбы и иная морская живность...

Я непопросту сказал о собственном 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина открытии. Мозг — отлично, два — лучше, тыщи мозгов — совершенно замечательно! Мне нужен товарищеский совет: настаивать ли на собственном открытии либо признать спорным не нанесенный на карту архипелаг?

***

Я был первым, кто 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина отдал Захару товарищеский совет. И совет обычный: не настаивай на собственном открытии — ты лицезрел островки на железных сваях, построенные нефтяниками Баку. Искусственные островки начали появляться в Каспийском море скоро после Российскей войны, когда 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина русские геологи нашли под морским дном богатейшие нефтяные залежи.

Нефть разведали у выглядывавших из-под воды темных скал. Но на горах, нареченных Нефтяными Камнями, было неловко сооружать буровые вышки. И весной 1949 года туда привели 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина и наполовину затопили семь старенькых, неприменимых к плаванию судов. Так родился искусственный «Остров 7 кораблей», где спустя полгода уже добывали нефть.

Сейчас в Каспийском море возвышается огромное количество островков на 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина железных сваях — это основания, на которых стоят вышки. Островки соединены с берегом эстакадой — помостом на железных сваях. Длина надводного шоссе более полутораста км; по обе его стороны — площадки с вышками.

У Нефтяных Камешков 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина вырос 1-ый в мире морской (не приморский, а морской!) город: под его свайными постройками и улицами плещутся волны Каспия. В необычном городке есть жилые строения, магазины, парикмахерские, столовые, Дом культуры, почтовая 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина контора и даже отделение вечернего нефтяного техникума. Но малышей и стариков-пенсионеров нет: семьями в этом городке не живут. Рабочие, мастера, инженеры приезжают туда на двухнедельную вахту, а остальное время проводят дома 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина, в Баку. С «Большой земли» в город на сваях можно попасть по надводной дороге-эстакаде, пассажирским катером либо на вертолете. Мне подарили почтовую марку, которой я очень дорожу; на ней ясный штемпель: «Нефтяные Камни».

Егозами 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина Захар именовал железные островки, передвигаемые на новое место. Массивные краны подходят к островку, поднимают вдавленные в морское дно опорные колонны и все сооружение совместно с вышками и оборудованием буксируют по воде.

О 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина нефтяниках-моряках любопытно поведано в книжке И. Осинова «Сокровище темных скал». Грустно, что Захар не прочел эту книжку до того, как поторопился открыть не нанесенный на карту архипелаг.

^ 2.29. По пути именитых ученых

Именитые 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина российские ученые и путники В.А.Обручев и В. Л. Комаров говорят в собственных мемуарах, что начинали знакомство со Средней Азией на восточном берегу Каспийского моря.

Я отлично знаю, почему конкретно 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина там. В конце прошедшего века, когда оба ученых отчаливали в Среднюю Азию, еще не было стальных дорог, которые сейчас соединяют ее с Уралом и Сибирью. А от Каспия прокладывали металлическую дорогу в 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина глубь Средней Азии, и по этой дороге уже шли поезда.

Ученые высаживались с пароходов в Узун-Аде — маленькой пристани и исходной станции новейшей стальной дороги. Азия встречала приезжих высочайшими барханами, окружавшими залив 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина — там, где была пристань. Посреди барханов вилась стальная дорога, которую то и дело приходилось откапывать из-под песка, засыпавшего полотно при мельчайшем ветре. Так говорят ученые.

Я был в Баку, собирался плыть 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина на восточный сберегал Каспия и, по примеру обоих ученых, решил посадиться в Узун-Аде. Во-1-х, кому не лестно повторить путь величавых людей? Во-2-х, хотелось поглядеть, что вышло за три четверти 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина века с Узун-Адой. Наверняка, на месте маленький пристани вырос большой порт с причалами и складами, а жд подметал, убиравших песок с полотна, поменяли массивные пескодувные машины.

Но то, что удалось 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина ученым, оказалось неосуществимым для меня: в Бакинском порту наотрез отказались реализовать билет в Узун-Аду!

— Таковой пристани нет, — ответила кассирша.

— Как — нет?— расхохотался я и, ссылаясь на именитых ученых, стал обосновывать кассирше 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина существование пристани Узун-Ада. Я гласил о заливчиках, о больших барханах, обо всем прочем, что вычитал в книжках и грезил узреть.

— Отойдите от кассы, товарищ пассажир!— рассердилась кассирша, оборвав" меня на полуслове. — Такую очередь 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина собрали...

Я обернулся. Сзади толпились люди. Они хмуро посматривали на меня, ждя, когда я отойду от кассы. Некий седобородый дед из самого конца очереди потрясал суковатой палкой. Испытывать чужое терпение я не 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина рискнул, от кассы немедля отошел, но от Узун-Ады не отказался.

«Карта — величавый подсказчик» — учит важное правило путешествий. Примостившись у окна, я раскрыл карманный атлас и углубился в розыски Узун 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина-Ады. Кропотливо исследовал всё восточное побережье Каспия — от Гурьева до Гасан-Кули у границы с Ираном. Проверяя себя, на всякий случай пробежал очами по северному и западному побережьям, даже по южному 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина — уже иранскому берегу Каспия. Узун-Ады нигде не было!

Что это могло значить? Морские пристани — иголки, чтоб исчезать безо всяких следов. Жд станции — тоже. Что будет с пассажирами, если они соберутся в незнакомый город, а 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина его и след простудился?

Вроде бы там ни было, но я оказался в суровом затруднении. Не переименована ли пристань, где высаживались мои предшественники — именитые ученые? Но тогда кассирша знала 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина бы о переименовании и продала билет, хотя бы Узун-Ада называлась по другому.

Позже я пошевелил мозгами, что пристань могли затопить морские волны. Конкретно так они поступили с караван-сараем, по-нашему 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина гостиницей, построенной в Баку семь веков вспять; развалины этого караван-сарая до сего времени показываются из-под воды в Бакинской бухте. Но в то время уровень Каспия подымался, и море, увеличиваясь в размерах 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина, наступало на сушу. А за последние три четверти века уровень воды в Каспии снизился на два метра, и море отступило от суши...

Здесь все как будто бы прояснилось. Естественно, Каспий отступил от Узун 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина-Ады, заливчики пересохли, и пароходы не стали туда входить. Но тёзка пристани, жд станция Узун-Ада, должна быть на древнем месте, пусть далеко от моря, но как и раньше посреди больших барханов 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина. А раз так, до нее можно добраться хотя бы посуху. И я достал из сундучка «Расписание пассажирских поездов», приобретенное еще в Мурманске. Как досадно бы это не звучало, в перечне 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина жд станций Узун-Ады тоже не было! И пристань, и станция безо всяких следов пропали...

Пришлось взять билет до Красноводска. Повторить путь именитых ученых мне не удалось.

Я был огорчен, но не сдался. «Захар Загадкин 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина обязательно раскроет тайну Узун-Ады», — так утешал я себя, поднимаясь по трапу на палубу теплохода. А на судне меня ожидал седобородый дед, которого я приметил еще в очереди у кассы 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина.

—Запоздали, юноша! — произнес он.

— Где ж запоздал, дедушка? До отплытия еще 5 минут...

— Не на теплоход, а в Узун-Аду! Сейчас туда не попадете: поздно хватились, юноша...

***

Потаенна Узун-Ады известна мне давным 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина-давно. В. А. Обручев в первый раз путешествовал по Средней Азии в 1886 году, В. Л. Комаров — в 1892 году. Я тоже читал мемуары обоих ученых и, как обычно, прокладывал на карте маршрут их 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина поездок. Озадаченный отсутствием Узун-Ады на моей карте, я попросил в библиотеке географический атлас, изданный в конце XIX века. В этом атласе я без усилий нашел пристань и жд станцию Узун-Ада. Но 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина в более позднем атласе, изданном сначала XX века, ее уже не было. Оказалось, что в 1895 году наисильнейшее землетрясение вполне разрушило Узун-Аду.

После чего стихийного бедствия исходную станцию стальной дороги в глубь Средней 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина Азии перенесли в Красноводск. К слову сказать, так собирались сделать еще до катастрофы: к постройке жд ветки в Красноводск приступили приблизительно за год до землетрясения. Бухта в Узун-Аде была мелководной и 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина поэтому труднодоступной для морских судов. Они останавливались в открытом море, и грузы приходилось доставлять на плоскодонных баржах. У Красноводска залив более глубок, к портовым причалам пристают суда с хоть какой осадкой 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина.

В Красноводск перебрались и уцелевшие обитатели Узун-Ады. Туда же перевезли небольшую бревенчатую школу. В то время собственных школ в Красноводске не было.

Последние сваи разрушенной пристани в Узун-Аде много 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина лет торчали из воды; их спилили на дрова четверть века вспять.

Сыпучие пески внесли место, где стоял поселок, и от существовавшей в 1880 — 1895 годах жд станции и пристани на восточном берегу Каспийского 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина моря не осталось следа.

Такая история исчезновения Узун-Ады.

^ 2.30. Где были плотники?

На корабле, который доставил меня в Красноводск, я познакомился с 2-мя плотниками-стариками. Практически весь переход просидел на палубе и 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина не отрываясь слушал их неторопливые рассказы. 1-го плотника звали Петром Ивановичем, второго — Иваном Петровичем. У обоих была смешная присказка. Петр Иванович чего-нибудть произнесет и здесь же спросит: «Ясно-понятно?» А Иван 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина Петрович кивнет головой и поддакнет: «Понятно-ясно».

Старички полста лет работали на разных строительствах и о чём только не вспоминали: о горах и. степях, о тайге и пустыне! Вот один из их рассказов 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина, по-моему, увлекательный, хотя и таинственный.

— Давным-давно, лет 30 5 вспять, еще юнцом был, плотничал я кое-где недалеко на большенном полуострове, — начал Петр Иванович. — Ну и местечко попалось, сложнее не встречал! С 4 сторон море 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина, посредине — жгучая пустыня. Куда ни пойдешь — нагой песок, ни деревца, ни травинки. Истинной воды и то не было, заместо нее опресненные морские волны пили. А у опресненной морской воды никакого вкуса нет 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина: возжелал побаловаться чайком, беги в лавку, бери две бутылки «Нарзана», лей в котелок и кипяти чай. Когда из-за моря приходили шаланды с речной водой, так за ней очередь выстраивалась... Ясно-понятно 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина, Иван Петрович, как жилось на пустынном полуострове?

— Понятно-ясно, Петр Иванович, — отвечает Иван Петрович. — А что ты делал на том полуострове?

— 10-ка три домов выстроил. Ну работенка была, доложу 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина для тебя! На полуострове нескончаемый сквозняк, да не обычный, а песочный. Положишь под рукою рубанок, чуть недосмотрел, и нет рубанка — песком засыпало! Островные люди горный воск из руды добывали, так им совершенно туго приходилось 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина. Кругом пекло, с тебя семь потов льется, а по песку огромные темные котлы расставлены, под ними огнь пылает, к небу густой дым валит. И полуголые закопченные ' люди металлическими ложками руду в котлах 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина помешивают! Когда их увидел, помыслил, что в преисподнюю попал, — с малолетства я в церковноприходской школе обучался, и эту преисподнюю поп демонстрировал нам на божественных картинах. Так и островные люди, как будто 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина черти в аду, горный воск варили, разве что рогов и хвостов у их не было... Ясно-понятно, Иван Петрович?

— Понятно-ясно, Петр Иванович. Куда только судьба не вносит нашего брата-плотника... Лет 10 вспять был 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина и я в схожем месте. Тоже пекло, песочный сквозняк из жаркой пустыни. И тоже ни деревца, ни травинки. Но есть разница: адских котлов да комольных и бесхвостых чертей не видал 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина. Стоит 3-этажный дом-завод без стенок и руду в горный воск превращает. А рабочих на заводе нет — где-то техника заметишь, который за аппаратами присматривает. И еще разница: вода не с 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина 4 сторон, а с 3-х — я был не на пустынном полуострове, а на пустынном полуострове. Кстати, как именовался твой полуостров, Петр Иванович?

— Не обессудь, Иван Петрович, запамятовал... Память слаба стала, ясно-понятно?

— Понятно-ясно, Петр 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина Иванович.

— А полуостров, на котором ты тогда работал, как именовался, Иван Петрович?

— Да ведь мы с тобой ровесники, Петр Иванович. И у меня память ослабела: запамятовал, как мой полуостров именовался 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина...

Вот и весь рассказ плотников. Вы скажете, что ж в нем таинственного, все ясно-понятно. Нет, не ясно и не понятно! Ведь оба старичка были в одном месте, занимались одним делом: строили дома для людей 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина, которые добывают горный воск. И память плотникам не до конца изменила: Петр Иванович впрямь работал на полуострове, а Иван Петрович — на полуострове. Вот для тебя и ясно-понятно!

***

Тому, кто 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина не очень-то знает географию, рассказ плотников покажется маловероятным. Как так: приехали в одно и то же место, занимались схожим делом, но Петр Иванович жил на песочном полуострове, а Иван Петрович на 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина песочном полуострове? Непонятно и неясно!

Но не нужно забывать, что Петр Иванович плотничал там лет 30 5 вспять, а Иван Петрович — лет 10 вспять. Может быть, в этом секрет рассказа?

В нашей стране год от году 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина совершенствуется техника производства — машины больше подменяют ручной труд. Логично, что за четверть века стали по-иному добывать и горный воск. Ранее сотки людей, обливаясь позже, вручную варили руду в огромных котлах, под которыми 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина пылал огнь.

Сейчас воск извлекают из руды. на хим заводе, обслуживаемом несколькими техниками. Это ясно и понятно, как гласил один из плотников. Но разве острова преобразуются в полуострова?

До того 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина как ответить на таковой вопрос, я разузнал, где в нашей стране добывают горный воск. Оказалось, что его месторождения есть на Украине, в Узбекистане, на Челекене.

Украина и Узбекистан не граничат с 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина Каспийским морем. А Челекен омывается водами этого моря. Тут-то и укрыт секрет рассказа.

30 5 годов назад Челекен был полуостровом — довольно посмотреть на тогдашнюю карту Каспия, чтоб в этом убедиться. Но падение уровня воды в Каспии 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина вызвало суровые перемены в самом море и на его побережьях.

В почти всех районах море отступило на 10-ки км. Некие отмели перевоплотился в острова, некие острова — в полуострова. Стал полуостровом и 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина Челекен: вода покинула пролив, отделявший полуостров от континента. В этом тоже просто убедиться, взглянув на современную карту Каспия. Вот сейчас в рассказе плотников все ясно-понятно.

А Челекен дает не 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина только лишь горный воск. На полуострове добывают нефть, а из его подземных вод на другом хим заводе извлекают йод и бром.

^ 2.31. О красноватой воде и городке с косой

Не обнаружив ни пристани, ни жд станции Узун 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина-Ада, я был обязан въехать в Среднюю Азию через ее морские ворота — портовый город Красноводск. Красноводск — один из немногих городов, имеющих свою косу. Эта коса так велика, что отлично видна на 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина географических картах; там ее отрисовывают по соседству с черным кружком, обозначающим Красноводск. Город — приморский, и коса свободно лежит в море, омывается солеными волнами.

За последние три десятилетия Красноводск очень вырос 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина. Совместно с ним росла и его коса: удлинялась и утолщалась: Попав в Красноводск, я решил непременно побывать на-диковинной косе и узнать, нужна ли она этому городку на восточном берегу Каспия. Занимала 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина мои мысли и красноватая вода, в честь которой названы морские ворота Средней Азии. Такая вода встречается еще пореже, чем городка с косой; я рассчитывал, что где-где, а в Красноводске непременно ее разыщу 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина и попробую, если она применима для питья.

Красноватую воду я увидел сходу после того, как сошел на сберегал. Люди скупо пили ее, стоя около киоска на уличном перекрестке. Но, подбежав к 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина ним, я удостоверился в собственной ошибке — в киоске вели торговлю газированной водой с земляничным сиропом! Беда не много смутила меня: природная красноватая вода — уникальность, я осознавал, что найти ее не так просто 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина.

В заливе, на берегу которого размещен город, была обычная морская вода. Днем — зеленоватая, под полуденным солнцем — серебристая, сверкающая, как будто зеркало, на закате — тоже сверкающая, но уже оранжево-золотая, ночкой — просто темная.

Осматривая 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина Красноводск, я не забывал о воде красноватого цвета. Находил ее сам, обращался к знакомым и незнакомым. Из бесед я вызнал, что долгое время в городке вообщем не хватало воды, самой обыкновенной воды для питья 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина. Ее привозили из-за моря. Иному покажется странноватым, даже забавным, что люди жили в Средней Азии, а пили воду, привезенную кораблями из Закавказья! Жителям Красноводска было не до хохота 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина: с доставкой закавказской воды случались перебои, и городским жителям приходилось глотать опресненную морскую воду.

Усердные, но напрасные поиски обосновали мне, что красноватой воды в городке нет. Почему ж он назван Красноводском? Неуж-то поэтому, что 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина слово «Безводск» наименее благозвучно? Я додумался, что здесь укрыто какое-то географическое недоразумение и моя обязанность - его объяснить. Совсем неприемлимо, чтоб некорректное имя городка сбивало с толку и взрослых людей, и в 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина особенности школьников, изучающих географию собственной родной страны.

Красноводск именуют «морскими воротами» Средней Азии. Против этого не возражаю: сам проверил, что делается в его порту. В танкеры, другими словами в наливные суда 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина, течет нефть, в корабельные трюмы опускают кипы хлопка, ящики с компотами в банках, насыпают минеральное сырье. Все это добыто, выращено либо изготовлено в республиках Средней Азии. С кораблей, прибывших из-за моря 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина, выгружают лес, машины...

Следя за работой портовиков, я сделал открытие, которым горжусь. В Большой русской энциклопедии написано, что через Красноводский порт в Среднюю Азию привозят пшеницу. Это — ошибка! Пшеницу не 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина привозят, а, напротив, выводят! Своими очами лицезрел, как ее грузят на корабли, и по собственной дурной привычке даже щелкнул себя по носу — желал удостовериться, не снится ли, что прав я, а не 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина энциклопедия.

«Морские ворота» — заглавие правильное, Красноводск — неверное. Я бы именовал город Красногорском, так как он построен у подножия красновато-бурых гор. Не увидеть эти горы нельзя — они с 3-х сторон обступают бухту. Их 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина отроги, точно каменные горбы, где-то торчат и меж улицами. Допустим, соберешься к друзьям, чей дом стоит метрах в двухстах-трехстах — антенны на его крыше и то сосчитать можно, — а идешь километра полтора. Сначала 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина вниз по одной улице, позже огибаешь конец горного отрога, после чего поднимаешься по другой улице.

С каждым часом становилось все обидней, что городку дали некорректное имя. Недолго раздумывая, я пошел в Красноводский 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина Совет депутатов трудящихся и предложил поменять заглавие городка. Секретарь Совета пристально выслушал меня и разлюбезно ответил, что заглавие не такое уж некорректное: город находится на берегу Красноводского залива.

— Что все-таки 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина вы ранее не приходили, товарищ Загадкин? — спросил на прощание секретарь. — Зашли бы ко мне в то лето, когда основывали город, пожалуй, принял бы ваше предложение: в нем есть толика правды...

Естественно 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина, это была шуточка. Красноводск основан в 1869 году, когда ни Совета депутатов трудящихся, ни его разлюбезного секретаря, ни, самое главное, Захара Загадкина еще не было на свете.

Поисками красноватой воды так увлекся 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина, что совершенно запамятовал о косе. Спохватился за денек до отъезда, взял в порту лодку и поплыл повдоль берега Красноводского залива. Именитая коса оказалась в положенном ей месте. На картах она окрашена в зеленоватый цвет — цвет 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина низменностей; наяву она желтая, песочная.

Греб не торопясь и не натуживаясь — помнил, что длина косы около сорока км; каспийские капитаны не напрасно сложили поговорку: «Близок город, да долга коса 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина».

И вдруг полная неожиданность: не проплыл и половину пути, коса кончилась! Впереди открылся широкий канал, по нему двигался морской корабль...

К счастью, недалеко повстречал рыбаков и, потолковав с ними, вызнал важную географическую 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина новость: коса уменьшилась в два раза!

Как понятно, длинноватые косы отращивают многие школьницы. Когда девченки подрастают, коса или наскучивает им, или начинает мешать, и они ее отрезают. Так поступили и в Красноводске 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина. Длинноватая коса стала мешать городку, и летом 1957 года ее укоротили.

Выкупавшись в канале, я достал из кармашка походный атлас и здесь же занес в него поправку — пересек косу темной полосой, у краев 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина полосы нарисовав мелкие кораблики: атлас не должен отставать от жизни.

А с красноватой водой вышло так. Возвратился в порт, причаливаю лодку, а рядом швартуется катер. На сберегал спрыгнул человек с бутылью красноватой воды и устремился 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина в город.

Я его нагнал и спросил:

— Земляничный сироп?

— Нет.

— Неуж-то реальная природная вода красноватого цвета?

— Реальная! Но быстрее розовая, чем красноватая.

— Где вы ее нашли?

— Вблизи... — Человек с 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина бутылью обернулся и показал рукою в сторону моря.

***

В этой путной записи я не отыскал обыденных для Захара недомолвок и неясностей. В рассказе практически все понятно, мне остается дополнить его немногим. Воды красноватого цвета 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина в Красноводске нет, хотя залив, на берегу которого размещен город, туркмены давно называли Кизыл-Су, что означает «Красная вода».

Залив получил заглавие от красного цвета воды, — разъясняет «Словарь географических 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина названий». Разъяснение не совершенно полное. Вода только кажется красной: расцветку ей присваивают заросли водных растений или цвет грунта дна.

Розовая вода есть недалеко от Красноводска — на полуострове Челекен. В неких озерках на 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина этом полуострове вода содержит огромное количество пурпуровых микробов, окрашивающих ее в розовый цвет. С Челекена и привез розовую воду человек, встреченный Захаром на пристани.

Красноводский залив разделен от моря длинноватой и узенькой 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина песочной косой; на карте ее очертания напоминают клешню рака. В последние десятилетия «клешня» росла, все далее выступая в море, — это вызвано обмелением Каспия. Корабли, направлявшиеся в Красноводск либо из Красноводска, должны были огибать косу 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина; теряя время и расходуя горючее, они длительно плыли повдоль ее пустынных берегов.

Летом 1957 года косу перерезали морским каналом длиной около километра и шириной 70 метров. Новый канал намного укоротил путь кораблей в Красноводск и 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина из Красноводска.

Правильно ли, что Захар отыскал ошибку в Большой русской энциклопедии? Да, правильно. В 23-м томе энциклопедии говорится, это через Красноводский порт в Среднюю Азию привозят пшеницу. Это не было 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина ошибкой в 1953 году, когда печатался том: в то время наш люд еще не распахал целинные земли Казахстана и Западной Сибири.

Сейчас Средняя Азия получает пшеницу через Ташкент. Оттуда же везут пшеницу в 2.26. Самое, самое - Воспоминания юнги Захара Загадкина Красноводский порт и, погрузив на корабли, посылают за море — в Закавказье.



22videlenie-osnovanij-dlya-analiza-eor-novogo-pokoleniya-metodicheskie-funkcii-eor-novogo-pokoleniya-v-ramkah-tradicionnoj.html
23-00000-2-88019-pravitelstvo-nizhegorodskoj-oblasti-postanovlenie-ot-24-oktyabrya-2012-goda-754.html
23-1989-g-berkli-lyudmila-evgenevna-ulickaya.html